Слушайте наше радио!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Портал русскоговорящего Нью-Йорка
Русская реклама в Нью-Йорке
Портал русскоговорящего Нью-Йорка
Русская реклама в Нью-Йорке
Портал русскоговорящего Нью-Йорка
Русская реклама в Нью-Йорке
Главная О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню
Статьи
Наши рекламодатели
Медиа
russiantownny.com

Он хотел кого-нибудь убить

Он хотел кого-нибудь убить

Прожить жизнь с любимым человеком – мечта многих. Но у жизни бывают свои планы. Нашей соотечественнице Наталье Буштер из Флориды довелось узнать это с самой тяжёлой стороны. Где-то на заправке в Техасе случайный незнакомец застрелил её мужа, водителя-дальнобойщика. Наталья согласилась рассказать нам о случившемся.

 

Наталья, с момента трагедии прошло почти пять месяцев. Cтановится ли легче?

– Понимаете, когда в семье случается просто смерть, это ощущается немного по-другому: человека похоронили, родственники живут в стадии горя и пытаются принять случившееся. А у нас ситуация, в которой произошло убийство. Это означает общение с прокурором, расследование, суды и так далее.

Чтобы читателям было немного понятнее: вашего мужа Александра, дальнобойщика, где-то на заправке в Техасе застрелил абсолютно случайный незнакомец. Не было ни конфликта, ни драки?

– Нет, не было конфликта. Саша был дальнобойщиком, ездил на бокс-траке. Он взял груз в Техасе и поехал на заправку. Должен был заехать на большую заправку для траков, но он почему-то выбрал эту маленькую. 7 сентября в 4 утра ко мне домой пришла полиция и сказала, что его больше нет. Я была уверена, что у него случился инфаркт или он разбился на машине. Но то, что я услышала от детектива, повергло меня в шок. Это было потрясение. Никогда не думала, что окажусь частью такой истории, где произошло убийство.

Александр ведь был вашим бывшим мужем, но у вас всё равно сохранились тёплые отношения?

– Да, мы разошлись около года назад, но у Саши в планах было приехать на Рождество и помириться. Собирался помочь купить дочке машину. У нас были прекрасные отношения. Дело в том, что после одного интервью мне предъявляли: ты бывшая жена, ты не выглядишь скорбящей вдовой... У нас с Александром общий ребёнок – сын Иосиф, ему девять лет. Саша приезжал к нему на день рождения в июле, они ездили вместе в Майами отдыхать. Вот это было самое тяжёлое – сообщить ребёнку, что папы больше нет и каким образом его не стало. И ещё есть моя старшая дочь, ей двадцать. Саша растил её с пяти лет. У её родного отца была клиническая смерть; он остался жив, но на данный момент он умственно отсталый. То есть у моей дочки двойная трагедия: и первого папы нет, и второго. Саша растил её как родную, она даже больше похожа не на меня, а на него, и многие думали, что она его родная дочь.

С Александром в момент происшествия был друг на телефоне. Получается, он в реальном времени слышал убийство?

– По пути Саша разговаривал по телефону с нашим общим другом Максимом. И Максим до последней секунды жизни Саши был с ним на связи. Он фактически стал свидетелем убийства. Когда я увидела у себя в телефоне голосовые сообщения от него, то подумала, что это что-нибудь шуточное, как всегда. Но там было совсем другое: «Наташа, я не хочу тебя пугать, но что-то произошло. Мы с Сашей разговаривали по телефону, смеялись, а потом я услышал какие-то хлопки или удары. Он, наверное, попал в аварию. Я ему кричал «Саша, Саша!», а он не отвечал».

Детектив сказал, что есть записи камер видеонаблюдения, на которых видно, что произошло. На следующий день преступника поймали. Ему 27 лет, его зовут Омар Гваделупа Галван-Очоа. Он выстрелил шесть раз, пять пуль нашли в теле Саши, одна из пуль пробила аорту, что и привело к смерти. Как я понимаю, что он умер очень быстро. Этот парень, Омар, употребил наркотики и на допросе так и сказал, что хотел кого-нибудь убить. Любого, кто попадётся. А потом ехать убивать дальше.

Но самое интересное началось потом...

– Потом этот человек нанял адвоката и взял свои слова назад: я невиновен, первые показания не считайте! Понятно, что его обвинили в преднамеренном убийстве первой степени – ему грозила высшая мера и он не захотел умирать. Возможно, будут давить на то, что он находился в наркотическом опьянении. Его поймали по номеру машины: камера зафиксировала номер, его отследили и гнались за ним по городу. Он оставил машину, убегал, то есть ему предъявлено ещё и это обвинение. Мог бы убить ещё больше людей, но был пойман. По словам детектива, как бы печально это ни звучало – благодаря тому, что Саша стал жертвой, преступника смогли поймать. А так он мог бы убить ещё кого-то.

Он, кажется, брат кого-то известного?

– Когда я узнала его имя, то, естественно, начала пробивать его по соцсетям. Не сказать, что он выглядит типичным наркоманом. Обычный такой парень, который ездит на траке, такой якобы крутой, в цепях. Потом я нашла его младшего брата, и это знаменитый испанский певец. По поводу случившегося певец долго молчал, пока в тиктоке (а у него там миллионы подписчиков) не начали выставлять ролики на его брата. В итоге он записал обращение о том, что не несёт ответственности за своего брата, что давно не общается с ним, у них разные цели в жизни, пусть разбирается полиция, а нашей семье он соболезнует.

А как ваши дети всё это восприняли?

– Дочка несколько дней, считай, не выходила из комнаты, плакала. Но она у меня сильная личность, и даже успокаивала меня. А у сына появился постоянный страх, он всё время говорит мне «мама, я не хочу, чтобы ты умирала». Конечно, я много плакала ещё и из-за того, что у меня у обоих детей нет отцов. И теперь мне вдвойне надо беречь себя ради детей.

Получается, у вас и с первым мужем трагедия, и со вторым. Вы не считаете, что в этом есть какой-то злой рок?

– Дело в том, что клиническая смерть у первого мужа была от передозировки (мы уже тогда не жили вместе), и Сашу убили тоже из-за наркотиков. При этом мы были волонтерами в центре реабилитации, помогали зависимым людям. И получается, кому мы помогали, от рук тех Саша и погиб. Может быть, кто-то скажет «злой рок», кто-то – теория вероятности. Я не знаю, как это называется.

А за что на вас накинулись комментаторы в сети?

– Первые три дня я вообще практически не помню, кто о чём со мной разговаривал, всё как в тумане. И Максим сказал мне, что обращался в белорусские СМИ, просил разместить ссылку на GoFundMe, но ему отказали, даже когда я прислала паспорт для подтверждения. И когда меня в одном интервью спросили, помогал ли кто-то, я ответила, что мы обращались в диаспоры, но они не помогли. Может, я неправильно выразилась, имея в виду конкретно СМИ. Многие люди помогали, делились ссылкой. Я никого не имела в виду лично и благодарна была каждому, кто откликнулся. Из-за того, что на меня навалились, мне стало ещё хуже, даже лицо онемело, пришлось обратиться в скорую. Паническая атака на фоне стресса.

Помогла ли в итоге кампания на GoFundMe похоронить Александра?

– Да, люди насобирали 22 тысячи долларов, за что я им невероятно благодарна. Я хочу через вас поблагодарить всех, кто нам помогал, молился, сопереживал нам. Кое-кто писал в комментариях: а почему так дорого обошлись похороны, 16 тысяч, куда я потратила. Во-первых, Саша платил нам алименты каждый месяц. Во-вторых, люди не подумали о том, что я оплачивала перевозку тела из Техаса, и ещё нужно было оплатить услуги похоронного агентства в Техасе, пока он там лежал. Потом транспортировка в аэропорт, потом перелёт сюда и транспортировка из аэропорта. И так далее.

Если бы можно было отомстить преступнику, вы бы это сделали?

– Меня спрашивали: какое наказание вы хотите для него? Если сказать, что я хочу смерти этому человеку – а что она изменит? Это ничего не вернёт. Если я буду внутри себя хранить ненависть, это будет разрушать меня и моих детей. Но этот парень сломал жизнь себе и нам, и однозначно должен понести наказание. Для этого существуют судебные решения. И я хочу выступить в суде, потому что иначе Саша – это просто очередная жертва преступления. А если я приду и расскажу, каким он был человеком, какие мечты у него были, я как будто смогу быть его голосом после его смерти.

Самое жёсткое, что я могу придумать – это, наверное, камера-одиночка на всю жизнь. Мне кажется, это хуже, чем смерть: ни с кем не общаться – это можно с ума сойти, потому что общение – это наша потребность. И мне кажется, Саша тоже не желал бы никому смерти. Мать Саши отреагировала более бурно (он был у неё единственным сыном).

Но я хочу знать всё, что касается расследования, каждое обновление. Есть семьи, которые вообще ничего не хотят знать. Люди по-разному переживают горе: одни находятся в глубокой депрессии, другие испытывают сильную ненависть, и каждый имеет право на эти эмоции. Но если эта эмоция разрушающая и мешает жить дальше, то какой смысл эту эмоцию носить в себе?

Я действиительно хочу знать подробности, потому что Иосиф тоже задаёт вопросы. Он очень умный ребёнок, учится в классе для одарённых детей. Я чувствую большую благодарность за то, что у нас родилось такое чудо. Ему интересны все подробности.

А если бы была возможность в последний раз обратиться к Александру и сказать ему что-то очень важное, что вы сказали бы?

– Наверное, сказала бы, что много где была не права в наших отношениях. Где-то показывала лишнюю гордость. Жалею, что мы не смогли найти контакта и что брак развалился. Я бы хотела сказать ему: давай попробуем ещё раз, будем учиться договариваться и переступать через свою гордость оба.

А вы изменили бы что-то в жизни, если бы знали, что такое может произойти? Например, не приезжали бы в США?

– Несмотря ни на что, мне очень нравится в США. Конечно же, некоторые родственники высказались, что виновата Америка, оружие здесь доступно и так далее. Я не считаю, что Америка виновата, я считаю, что виноват один человек, который должен теперь понести наказание, но никак не Америка. В наших странах убивают топорами и ножами, а здесь берут пистолет. Саша хотел, чтобы наши дети были здесь счастливы и чтобы его старший сын тоже приехал сюда жить. Первые два-три года Саша был в кризисе эмигранта – знаете, когда всё здесь не нравится. И только после того, как он смог слетать в Беларусь, вернулся оттуда и сказал: нет, здесь лучше.

Когда пришли по почте наши грин-карты, я спросила его: ну как, чувствуешь себя грин-карт холдером? Будем потом подавать на гражданство? А он говорит: ну если Бог продлит дни жизни моей. Не хотел загадывать. Как в воду глядел. В последнее время он даже изменил отношение ко мне, мы стали по-другому общаться. За месяц до смерти я даже подруге сказала: не могу понять, что с Сашей происходит, как будто другим человеком стал. Не знаю, может быть душа что-то чувствует.

Многие говорят: «Радуйся, что он на небе». А чему радоваться? Он что, не хотел дальше жить? Или мой сын не хотел иметь отца? Или моя дочь? А под венец вести дочку? Один комментатор написал: «А вы не думали о том, что она могла быть любовницей этого мексиканца?». Ой, чего только люди не писали! Не надо было всего этого читать. Говорили: «Да она обогатится на его смерти». А у Саши даже страховки не было. Он был LLC, но работал на их машине, и, получается, умер во время работы. Но ему не купили страховку. Для ребёнка я подала на пенсию по потере кормильца; дали пенсию 140 долларов в месяц. Мы не так давно живём здесь, на момент смерти Саши не было и шести лет. Он ещё не заработал на полноценную пенсию. Не успел.

У меня есть знакомая, у которой ещё раньше умер муж. Когда я выражала ей соболезнования, то была уверена, что искренне её понимаю. Но когда я сама оказалась в этой ситуации, выяснилось, что я вообще не понимала, даже близко. Когда вы смотрите какие-то передачи с расследованием преступлений, вы сочувствуете жертвам и их семьям, сопереживаете. Но теперь я вижу, что не понимала их, вообще ни капельки. Невозможно понять, пока не окажешься в такой ситуации. Не дай Бог никому оказаться в ней.

Ваша история ещё раз напомнила том, как быстротечна наша жизнь и как всё может измениться в любой момент.

– Вот об этом я и хотела бы сказать. Знаете, я долгое время всё пыталась худеть, старалась, переживала из-за этого (я была на гормонах из-за аутоиммунного заболевания – то есть организм разрушает сам себя, и нужен гормон, а из-за него скаканул вес). А потом, когда произошла эта трагедия, я поняла, что совсем другие ценности должны быть в жизни. Акцент нужно сместить на другое, потому что не знаешь, в какой момент твоя жизнь закончится. Не надо думать, что ты живёшь словно бессмертный. Надо ценить каждую минутку, проводить время с детьми и посвящать своим интересам время тоже. Потому что зачастую женщины отдают себя семье и забывают о том, что интересно им. Завтра может человека не стать, а он так и ничего и не сделал! Вот и Саша много чего не успел, хотя у него было много мечтаний.

Сбор средств в помощь семье погибшего Александра Буштера:
https://www.gofundme.com/f/aliaksandr-bushtser